На ряде экскурсий (не пугайтесь, только специальных образовательных, в рамках проекта #чесменскаяэкспедиция , за плюшками в Казачьем доме или чак-чаком в Татарском вам это не грозит), мы с участниками попробуем поискать эти самые челюсти, порассматривать их под микроскопом, гадая как же жили эти чудные создания, чем питались (, а тут есть два мнения – свирепые хищники (ну-ну, с такими то глазенками) или скромные фильтраторы планктона), какую огромную роль они играли в экологических системах прошлого и почему спустя 325 миллионов лет своего успешного и обильного существования, стремительной эволюции, вдруг дружно исчезли во время катастрофического вымирания на границе триаса и юры (никаких ассоциаций с короновирусом).  

Милашка, не правда ли? Даже просто посмотреть приятно, особенно перед сном, лишь неясно, что такой красавец забыл в группе про сельский туризм. Все очень просто – на картинках – конодонт, ископаемое морское животное, чьи останки в обилии встречаются в Чесменском районе. Часто именно благодаря остаткам конодонтов мы на экскурсиях можем говорить разные умные слова, обозначающие возраст геологических слоев – девон, ордовик, силур, визей и т.п., так как конодонты оказались группой чрезвычайно полезной для определения возраста осадочных горных пород практически на территории всего земного шара, в огромном временном интервале — от кембрия до триаса включительно.
Палеонтологи знали о его существовании с середины 19 века (описаны русским естествоиспытателем с типичным для отечественной науки того времени именем — Христианом Пандером), но находили только челюсти, все остальное тело совершенно не сохранялось. Челюсти очень маленькие размером от 0.1 до 1 мм.
Предположений о том, кому же эти челюсти принадлежат была масса (что неплохо характеризует точность палеонтологии…). Вот лишь часть этого списка – остатки растений, челюсти коловраток, наросты на коже, копулятивные структуры нематод (копулятивные это для размножения, как именно, на совести реконструкторов), части ротового аппарата моллюсков, остатки рыб, челюсти кольчатых червей, ну и уже теплее — челюсти примитивных позвоночных.
Истину удалось установить только в 1983 году, когда в коллекции Института геологических наук в Эдинбурге нашли полный отпечаток тела червеобразного существа, похожего на современную миногу. Только тут зубы встали на свои места, так как в голове этого животного оказался целый набор различных конодонтов, составлявших сложно устроенную конструкцию — конодонтовый аппарат. Таким образом выяснилось, что конодонты — это действительно зубы, но не рыб или моллюсков, как считали ранее, а очень необычных примитивных хордовых. Этих животных выделили в отдельный класс Conodonta. Тут возникла проблема, ведь до обнаружения отпечатка мягкого тела самим словом конодонт называли только челюсти, а не весь организм. Решили её просто, хотя и не очень изящно, самого зверя стали звать гордым именем Конодонтоноситель, совсем не подумав о его чувствах, ведь, наверное, немного обидно, когда твоя челюсть не просто известнее тебя, но и сам ты назван лишь её носителем.
А вот геологи подошли к ним еще циничнее и стали носить на руках и любить конодонтов лишь тогда, когда оказалось, что они могут не только собрать из обрывков летописи древних миров более-менее полную картинку развития Земли (хотя, казалось бы, что может быть важнее), но и помогать при поиске нефти (, тогда она была подороже и все ей радовались больше). Дело в том, что при поиске нужно точно понимать до каких температур прогревались породы, из которых в дальнейшем генерировалась нефть. Если температура была ниже 50 градусов, то никакой нефти из неё образоваться не могло, а если больше 150, то вся нефть бы «перегорела» и добывать было бы нечего. И здесь на помощь и пришли наши герои, а точнее опять их челюсти, которые взяли на себя миссию палеотермометра, так как меняют окраску в зависимости от температуры, до которой они нагревались.

Яндекс.Метрика